Голос русского чучхе

К. Р. : Я слесарь, слесарь-ремонтник. На предприятиях Москвы я работаю с 2005-го года. За прошедшее время я повидал немало заводов, многих из них уже не существует. С первых дней меня удивлял рабочий коллектив и отношения между людьми на заводе, это был особый мир со своими правилами и не каждому там находилось место. В один прекрасный момент я услышал про испытания ядерного оружия в Северной Корее и решил подробнее узнать про эту страну. Я поехал в посольство КНДР, со мной побеседовал советник и дал литературу, так я начал изучать Чучхе. За прошедшие с того момента годы я понял одну важную вещь: подлинный интеллигент (интеллигент «до мозга костей») просто не способен понять Идеи Чучхе. Я изучал Чучхе, но после прочтения ряда статей российских публицистов о них, я могу с уверенностью сказать: либо им хорошо платят за тупость, либо они на самом деле отупели.

П.М. : Мне сейчас семнадцать лет. Жалкий, убогий пшик по вселенским масштабам. Но оглядываясь назад, я удивляюсь, сколько дерьма мне пришлось повидать. Но я расскажу вам про самое адище, про апогей мерзости сего бренного мира. Ну что же, пройдемте! О, этот сладостный запах… Черт возьми, не говорите, что он вам не знаком! Тонкий, но такой ясный и яркий, чем-то отдающий ванилью и нотками сочного апельсна. Этот запах остается навеки в памяти. Он поистине незабываем. Запах, о этот запах нестиранного нижнего белья, пропитанного в паху капельками мочи и коричневыми черкашами на жопе… Пробираясь сквозь тропические заросли этого духана, нечаянно наступаешь в лужу разлитого на полу портвейна «777», о которую вчера тушили бычки сигарет. Они походят на раскиданные хаотично по комнате храпящие тела, скрюченные и изогнутые подобно этим попользованным табачным издельям. На тебя обрушивается вселенская тоска, давящая на тебя, подобно небесному своду, возложенному на плечи Атланта. Но идти тебе некуда. У тебя нет ни гроша и ты настолько мал, что тебя не возьмут ни на какую работу. Работодателям ведь проблемы с законом не нужны. Тебя выставили нахер из дома родители. И ты не нужен никому на всем белом свете… I have a dream, чтобы более никто и никогда не испытывал эти чувства на своей шкуре. Это гораздо ужаснее физической боли. Последняя надрывает твою оболочку, эта же пронзает насквозь твое естество, раздирая вклочья душу. С тех пор как я вырвался из этой обители скотства, цель моей жизни — не допустить, чтобы новые герои умирали духовно и физически в этих условиях. Это мой крест и я обязан его донести… Все вышеописанные мерзости — реальные условия жизни людей, называющих себя левыми. Эта жизнь — хуже жизни помойной крысы. Крыса не лжет себе о своем призвании. Эти — лгут. Невозможно понять, что гротескнее — их оппортунизм или их внешний вид. И то и другое настолько нереально, что просто долгое время не можешь осознать действительность происходящего, думая, что попал в какой-то фильм в стиле артхаус. Это всё я видел своими глазами, будучи среди них и посему, имею право на такой жесткий слог…

P.К. : Чучхе — это теория, которая дает пролетариату в руки управление всем. Многие могут возразить, что в этом состоит советская власть, но здесь у меня припасен аргумент: рабочие в начале прошлого века были гораздо умнее интеллигентов и осуществили Чучхе, но чтобы это поняли интеллигенты (изначально в Корее) Ким Ир Сену пришлось писать книги по Чучхе. Сейчас у нас есть группа молодых ребят, изучающих Чучхе, у нас есть ресурсы для дальнейшего развития теории. Сегодня полюса переменились: сто лет назад интеллигенты шли просвещать рабочих, а сегодня рабочие идут просвещать интеллигентов….

П.М. : Но теперь к самой сути. Все эти люди прикрывают своё ничтожество уже изжившим себя, покрытым вековой пылью марсксизмом, под маской которого они действуют на благо власть имущих. Настало то время, когда необходимы новые, неосрамлённые передовые идеи рабочего класса. Ими стали Идеи Чучхе. Однако, буржуазия со своими приспешниками в лице псевдо-коммунистических органиаций успела всячески оклеветать их в глазах рядового коммуниста. Идеи Чучхе есть идеология рабочего класса, ставящая во главу угла не экономический детерминизм, а роль человека в этом мире, как хозяина и властителя всего сущего.

Р.К. : За все эти годы я понял одну вещь: несмотря на внешнюю пассивность, в рабочем классе таится неисчерпаемая энергия. В этом я убеждался неоднократно. Нужна всего лишь искра и произойдет взрыв. В таких случаях становится понятно, как появились советы 1905 года. Незримое в обычной обстановке единство, в экстремальной ситуации превращает «разрозненных» рабочих из «атомов» в устойчивые «молекулы»…

(Продолжение следует во втором номере)