Вместо предисловия

Рано утром жуткий своей истеричностью вопль вновь разбудил обитателей вписки. Длинные матерные очереди чередовались с мычаньем, воем и хныканьем. Это подал голос очухавшийся после крепкого алкогольного сна Упырь. Человек этот представлял собой ужасное зрелище. Кто-либо посторонний мог бы на вскидку определить его возраст в районе 50-60 лет, хотя нашему горемыке было всего 28. Опухшее, охуевшее от оголтелого пьянства лицо Упыря было небрито и испещрено кровавыми струпьями, которые изначально являли собой укусы клопов, коих на хате водилось великое множество. У Упыря на них была аллергия, и каждый укус он расчесывал до сочащегося бардовой кровью мяса. С огромным трудом приподняв свою тушу с грязного коврика-пенки, Упырь медленно пополз по направлению к туалету. На полу всюду валялись пустые коробочки и фанфурики из-под корвалола. Этот божественный нектар стоил всего 17 рублей, однако, вштыривало с него просто адово. Правда в корвалоле содержится львиная доза брома, а бром, как известно, напрочь избавляет мужчин от полового влечения к женщинам. Короче говоря, от корвалола не стоит член. Но это ерунда для Упыря и компании терпимо. Упырь, хотя его можно назвать, скажем, орком, лешием или троглодитом, наконец, добрался до туалета и восторженно к нему прильнул. Он походил на путника, долгое время блуждавшего в пустыне и наконец припавшего иссохшимися губами к случайно найденному пресному источнику. Это была поистине бесподобная картина. Наш герой, крепко-накрепко обняв унитаз, погрузив в него полностью голову, изрыгал из своего нутра потоки блевотины. А над ним, на открытой крышке унитаза, подобно нимбу красовалась оранжевая предвыборная наклейка г-на Навального. В то время пока я все это созерцал, на меня снизошло озарение, и я, простой смертный вдруг понял, что мне уготована великая миссия: Я должен запечатлеть все это вопиющее великолепие на нетленных скрижалях истории… И да помогут мне небеса. Аминь!


На митинг

Утро как утро, ничего необычного. Мы как всегда буйной ватагой пьем дешевый чай, доведенный до невыносимо крепкого состояния, на закопченной, грязной кухне. Упырь, проснувшийся раньше всех, уже более полутора часа не мог прийти в себя и медленно нарезал круги по хате, злобными и упоротыми глазами испепеляя все вокруг. Через два часа митинг, на который мы все должны прийти и постоять с флажками. Не просто так, а за еду, конечно.
Начинаем собираться, натягиваем на свои тела грязные тряпки и потихоньку выдвигаемся.Перед выходом пересчитываем всех — одного не хватает. Всем кагалом пускаемся в поиски. Обшариваем пространство под диваном, заглядываем под ванну, за унитаз, под стол, в шкаф. Я начинаю ворошить кучу вонючих тряпок накиданных в углу комнаты. Отбросив в сторону обляпанную в чем то невнятном стопку флагов «Левого Бока», обнарживаю в глубине какое то шевеление. Признаюсь, за свою жизнь я много чего повидал и испугать меня довольно тяжело, однако представшая передо мной картина повергла меня в истерический ужас.И до сих пор я не могу без содрогания вспоминать произошедшее дальше. Из этой кучи вдруг появляется нечто. Это существо походило на Троглодита, выползшего из тьмы веков. У него было синее, до охуения отекшее лицо, увенченное пучком грязных, засаленых волос. На чудовище висели лохмотья, а «штаны» обвисали в районе паха и были мокрыми. Я не сразу узнал нашего Прибалта. — Да-а-а-йте мне воду-у-у-у!!! — завопил он, ставя ударение на последнюю букву в фразе. В том месте где полулежа располагался Прибалт, начала образовываться зеленоватая лужица. Ничего нового, просто эта мразь обоссалась, уже в который раз. — У-у-у-а-а-а-ы-ы-ы! — посмотрев под себя промычал наш герой. Увы, было совершенно непонятно, что хотел сообщить нам наш боевой товарищ. Однако, все понимали что надо скорее тащить его в ванну и там хорошенько вымыть, но никто из нас не решался к нему приблизится, тем более до него докоснуться. Тем временем, лужа под Прибалтом безжалостно разросталась, заливая валяющиеся на полу флаги, книги и одежду. Наконец вперед вышел Качок и обойдя Прибалта с тыла, залепыл ему смачный пинок под зад от которого тот куборем полетел в сторону туалета, где его уже ждал SXE. Последующие события развивались банально, SXE и Качок закинули Прибалта в ванную, где стали поливать ледяной водой. Мы же, пока из ванной комнаты доносились брезгливые матюки ребят и дикое орево Прибалта, раскидали партийные газеты на месте, где красовалась зеленая радость нашего латвийского друга. ***• Люди в вагоне метро, зажимая носы, сторонятся нас. Наша дикая дивизия бешено рыгает, материться и орет что есть мочи. Наконец поезд прибыл на нужную станцию. Вывалившись в зал, напарываемся на пристальный взор наряда полиции обращенный в нашу сторону. Суетясь, быстро выходим в город. Но тут вдруг обнаруживается, что мы не записали адрес мероприятия. Позвонить и уточнить все подробности у наших товарищей мы не можем. На наших телефонах нет денег, а у многих из нас этих телефонов от рождения не было. Но вдруг вдалеке наша компания заметила группу бичей, калек и инвалидов, марширующих хромым, но гордым шагом, держа наперевес красные флаги с черным кулаком в центре. Это к месту проведения митинга двигалась колонна активистов «Реакционной Ренегатской Партии». Мы последовали за ними.*** «Мы, леваки, племя гордое. Наше сознание во всех отношениях витает выше сознания всяко-разых недоразвитых обывателей. В некотором смысле мы — сверхлюди. В наших телах заключена колоссальная сила духа, в купе с необычайной ясностью и энергичностью ума.» — так думал я , стоя с флажком на митинге. Всего нас было человек девяносто. Мероприятие называлось «Протест магнитогорских рабочих против готовящихся сокращений». Однако рабочих в наших рядах не наблюдалось. Вокруг были только давно всем известные персонажи левого фентези. Вот, например, слева от меня стоит со значком «Реакционной Реанагатской Партии», мерзкий старикан в футболке с Че Геварой. Его так все и называли, Мерзкий Старикан, за его бомжеватость и неадекватное маразматическое поведение. Однажды помню, он ко мне подошел, уставившись безумными глазами куда-то мимо моего лица и стал рассказывать о том, что можно построить коммунизм путем массового выращивания помидоров и последующей их переработке. В качестве эксперемента, Старикан предлагал на месте давно неработающего завода ЗИЛ, установить теплицы с помидорами. После созревания, помидоры следовало отправлять на некую специальную переработку. Дед загонял, что у него есть некие чертежи, по которым переработанные помидоры могут отопить всю Москву. Короче, Мерзкий Старикан был еёбнутый, очень сильно ёбнутый. А вот из гущи людей появилось рыло Черта. Черт был одиозной личностью. Он позиционировал себя социал-монархистом, ходил на все левые и правые митинги и пугал своим видом там людей, а так же был подписан в соцсетях на паблики с названиями: «Маленькие девочки 11, 12, 13, 14 лет», «Школьницы», «Никакого порно со школьницами» и тд. Черт вонял, ходил уже нескололько лет бессменно в одних джинсах, которые были протерты на очке и измазаны в мазуте. Короче, Черт был тоже ебнутым. О, Индастриал! Вот он, идет ко мне в огромных берцах с 5-ти сантиметровой подошвой. На улице лето, я одет в футболку, шорты и легкие кроссовки, но мне все равно неимоверно жарко. А тут значит человек в таких говнодавах вышагивает. «Сука, да он еще и в свитере! Пиздец!»Индастриал подошел ко мне, протянув для приветствия, руку. Я сразу ощутил запах немытой плоти из под оголившейся подмышки. Поздоровались. Дождавшись пока он затеряется среди людей, я достал из кармана антибактериальную мазь и усердно протер ей руки, дабы не заразиться чесоткой которая была неотъемлемой частью его имиджа.
«Ораторы» на сцене несут изжитую, душную банальщину. К тому же внешний вид и манеры поведения выступающих, оставляли желать лучшего. Но тут случилось нечто, повергшее в шок всех присутствующих, включая угрюмых ментов, караулящих митинг и проходящих мимо случайных людей. На сцену вдруг выскочил Индастриал с распущенными волосами, которые доходили ему до груди и были сильно запутаны, в темных очках и кепке, надвинутой глубоко на лоб и дико заорал: — Здравствуйтя дорогия товарищи революцимонеры, меня зовут Вениамин Гельевич Самоваров! Далее выступающий стал рассказывать об ужасах капиталистической системы, извиваясь при этом перед микрофоном как припадочный. Возможно, так выглядел Джордано Бруно, когда его жгли на священном костре инквизиции.• Ах да, никто ведь на самом деле не знал, как зовут Индастриала, при встречах он представлялся Ленином. А знали его Индастриал-Ленин. Поскольку такое имя было на его страничке в соцсети. Еще у него была справка о шизофрении и ему всегда казалось что за ним следят. Вот он и выдумывал себе разные псевдонимы. Один нелепее другого. Но вернемся к той ситуации на митинге, а то я разговорился. — Треклятыя буржуи все продали-и-и-и, всех продали-и-и-и-а-а-а!!! Да здравствует первобытный коммунизм, да здравствует его святая ярость! Да здравствует ярость первобытного коммунизма!!! Великий вождь мирового пролетариата тов. Самоваров свирепо изливал свои воззвания, в приступе судороги дергая покрытыми пеной губами у микрофона. Ему становилось все хуже, но он не сдавался. — Смерть буржуя-я-я-я-я-я-м! Смерть буржуя-я-я-я-я-я-м! Смерть буржуя-я-я-я-я-я-м! -неистовствовал он. — Ешь богатых! Ешь богатых! Ешь бога….. Индастриал пал на сцену, но продолжал извиваться и дергаться подобно змее которую перерубили пополам.
Провожая глазами машину скорой помощи увозившую нашего Брата, я думал: «Ну что за человек, железная воля, непоколебимый дух. Даже злобной хвори не сдался! Настоящий революционер!». И горькая слеза прокатилась по моей загорелой, юношеской щеке…

Таинственный сон

Близится полночь. Все потихоньку начали укладываться спать. Как всегда SXE расстелил себе коврик в коридоре. По его словам, там клопы меньше кусают. А клопы у нас лютые. Я улегся на полу, расстелив под собой пенку, предварительно обведя вокруг себя баллончиком с диклофозом. Прямо как в «Вие» Гоголя. Скоро, очень скоро выйдут на охоту насекомые, с которыми мы вынуждены поневоле соседствовать. Они повсеместно, начиная от обойных стыков, кончая немытыми подмышками Прибалта. Однако сегодня наши домашние животные сильно припозднились. Похоже на то, что они сыты и отложат налет до следующей ночи, тем самым дав нам хоть немного поспать. О боже, неужели мы сможем нормально отдохнуть, какое счастье, как я замучался за сегодня… …Предо мной простирается широкое бескрайнее поле, заходящее за безоблачный, синий горизонт. Сочная, зеленая трава доходит мне до пояса и игриво щекочет стебельками мои ноги, а я бодро иду и вдыхаю полной грудью свежие ароматы. Но тут сзади меня кто-то по-товарищески похлопал по плечу. Резко обернувшись, я увидел Упыря. Но не такого, каким обычно все привыкли его видеть, а юным, веселым и стройным юношей с необыкновенно живыми и умными глазами. Я слышал его мысли. Слышал, о чем он думает… — “Ты СОВЕРШЕННО не понимаешь в чем суть корвалола. Корвалол это не дарованный античными музами боярышник. Корвалол — это не псевдосакральная фармацевтика. Корвалол — это не пустырник, не спирт этиловый или технический. Корвалол — это измерение, где индивидуальное бытие размывается во тьме беспредельной, хронической, кромешной, словно самый мистический из ноктюрнов. Дикая охота Одина по небу летит, а тебе все равно. Всадники апокалипсиса треть человечества умертвили, а ты и не заметишь. Кришна кричит с колесницы «Сражайся, Арджуна!», а тебе ровным счетом похуй. Апокалипсис, Рагнарек, Шива разбушевался — ты спишь. Чудовища из бездны, гоги с магогами, Фенрир с цепи сорвался, саранча людей пожирает — спишь. Адольф из Антарктиды приплыл — спишь. Ты вернешься в лоно Великой Материи, будешь плавать в океане бессознательного, чувствовать себя растением — всё про тебя, вот тогда ты истинно понял суть корвалола. Упырь добро смотрел на меня и казалось, будто он своим светлым взором отчищает меня, избавляет от всех душевных терзаний, от всех моих недостатков. Я возношусь над мирской суетой, становлюсь совершенен духовно. Но тут лицо Упыря стало преобразовываться. На нем стали видны страшные клыки, а его руки, вмиг крепко обхватившие меня, превратились в клешни. И спустя мгновение передо мной стоял огромный клоп, сковавший меня стальной хваткой. Из его жерла стала вытягиваться трубка, которая начала тянуться в мою сторону. Я тщетно силился вырваться, однако все мои попытки были безуспешны. Но тут жуткий стержень остановился и из его глубины до меня донесся дикий рев: — Е-е-е-е-е-б-а-а-а-а-т-ь!!! И я почувствовал сильный удар в районе правого ребра. Быстро очухавшись ото сна, я обнаружил прыгающего рядом с моим лежбищем Шелкового. — Ты че сука делаешь?! Что случилось бля?! – Вопросил я, потирая ушибленный бок. — Клоп-ы-ы-ы-ы! – Вопил Шелковый. — Да где, мать твою?! — В пя-я-я-я-тке-е-е-е! Оказалось что он во сне засунул ногу в клоповую нору, находящуюся в углу дивана. Он был высокого роста, и ему тяжело было спать, скрючившись. Вскочив от боли Шелковый случайно наступил на меня.